ВАД@К: Маршировка под красными флагами моей природе не помешала

Людям, которые боятся «ЛГБТ+ пропаганды», стоит поинтересоваться, как живут ЛГБТ+ в условиях реальной цисгетеросексуальной пропаганды.

Если кто-то сделает вывод «нормально живут», значит, и цис-гетеро при наступлении ЛГБТ+ гегемонии будут жить нормально. А если заметно, что живётся при пропаганде не слишком хорошо, значит, им самим тоже следовало бы придержать желание навязать всем свои представления о нормальности.

Новая история в рубрику «взрослые ЛГБТ+ дети»:

В моём советском детстве не было даже намёка на какую-либо пропаганду инакости. Всё были универсальными, всех загоняли под одни «лекала». Однако это не помешало мне чётко осознать свою трансгендерность, а позже — любовь к своему биологическому полу.

Мои родители с нетерпением ждали мальчика. Когда маме озвучили, что у неё родилась девочка, она была в лёгком шоке: все костюмчики и прочая детская атрибутика были уже приобретены под мальчика. Поэтому моё первое студийное фото, в один год, состоялось в костюме несоответствующего моему биологическому полу голубого цвета!

Первый глубокий резонанс с моим истинным «Я», мне удалось получить в возрасте трёх-четырёх лет. Меня, одетого в брючки и плюшевую курточку, кто-то из прохожих назвал «мальчиком». Даже спустя более сорока лет я помню, как от услышанного по телу растеклась тёплая благодатная волна узнавания!

В школьные годы мы не думали о «шуры-муры». Не принято было говорить о взаимоотношениях и тереться по углам. Это было мне на руку. Однако, когда кто-то из мальчиков пытался за мной поухаживать, мне приходилось буквально спасаться бегством, выпрыгивать из окон и уходить. Я не знал, какие подобрать слова, чтобы объяснить «кавалеру», что его действия вызывают у меня, не то, что неприязнь, а просто тихий ужас: я не понимал, как и, главное, зачем нужно любить мальчиков, когда есть девочки!

Первый опыт сексуального взаимодействия с девочкой у меня состоялся в возрасте 14 лет. Природа берёт своё, и маршировка под красными флагами моей природе не помешала!

В восьмом классе я попросил маму сшить мне брюки и принципиально перестал надевать юбку от школьной формы. Ходил в брюках и в клетчатой рубашке с жилетом.Параллельно я сделал столь удобную для меня, короткую стрижку. В школе особо уже никто от этого на дыбы не вставал, ибо близился закат советщины и всем становилось «пофиг».

В годы юности, выпавшие на девяностые годы, мне приходилось несладко. Я рано начал работать, параллельно обучаясь в ВУЗе. Окружающих смущало два момента в моём поведении: почему я не выхожу замуж и не рожаю детей, и почему я » тискаюсь с девочками» и веду себя, как «голубая»! Приходилось отшучиваться, рассказывать небылицы, переводить тему разговора. Мне помогало лишь то, что мама, зная обо мне всё ( она говорила, что всё поняла, когда я начал подростать) всегда поддерживала меня. Отец, слава Богу, с нами не жил, а с мамой мы всегда находили общий язык! На фоне такой идиллии с мамой, до общественного мнения мне не было никакого дела. Подколы в социуме компенсировались пониманием дома!

Сейчас мне, безусловно, приходится носить маску. Меня давно никто не спрашивает, почему я не замужем и без детей, разговоры о личном я не поддерживаю, в лучшем случае, по привычке, перевожу тему, в худшем — отвечаю нападением. Некоторые недоумевают по поводу моего «пацанковатого вида» в 46 лет. Тем более, что моя профессия (не стану говорить, какая), обязывает меня держать марку.

Только несколько близких людей знают обо мне всю правду. Они и составляют, по сути, круг моего общения. В остальном я вступаю с людьми лишь в вынужденную профессиональную коммуникацию.

Я верю, что мне ещё удастся застать те светлые времена, когда эпоха мракобесия в России рухнет и люди поймут, что сексуальность и гендерная идентичность, это не прихоть и не происки Запада. Мы такими формируемся в утробе матери. Поэтому нас можно убивать, дискриминировать, загонять в гетто, однако процент гомосексуалов и трансгендеров в обществе всегда будет стабильным. И никакая пропаганда или её отсутствие на этот процент никак не повлияют!

Можно жить всю жизнь в маске, но качество жизни от этого, безусловно, страдает. Государство отняло у меня возможность иметь семью, возможность открыто, без опаски, общаться в социуме, но ему не по зубам отнять у меня СЕБЯ!

ВАД@К

Минюст РФ внёс Дальневосточное общественное движение «Маяк» в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента.